Если легко: стихи, журналы, ножницы и клей

Если легко: стихи, журналы, ножницы и клей

Если легко, то что-то здесь не так–понимаешь? Должно быть трудно.

Кому должно: привычка к трудностям. Если легко, значит, я обманываю, срезаю углы. Я где-то читала статью про то, что это легкое бывает настолько легким, что легкость мешает человеку заметить свой главный талант. Про стихи я думаю: они ненастоящие, потому что это игра. Записываю строчки под свое собственное стучание по клавиатуре (15 минут). Выглядит красиво, распечатываю (5 минут). Рву журналы на полосочки (10 минут). Режу и клею: красиво (еще 10 минут). Ничего в сегодняшнем дне—в котором были моменты радости, смеха, наслаждения—не доставило мне такого удовлетворения, как этот коллаж.

Но—слишком легко: а если легко, то что-то здесь не так, где-то ты здесь врешь сама себе, срезаешь углы, все играешься.

Зачем по-другому
« 2 of 3 »
Follow:

Ода рассказу, или счастье в контексе отдельно взятой человеческой жизни

Ода рассказу, или счастье в контексе отдельно взятой человеческой жизни

В книге «The Passionate Mind Revisited» Джоэля Креймера и Дианы Альстад, в главе «Удовольствие и желание» я наткнулась на такое определение счастья:

Simplistically, happiness is a life context where one feels connected to others and the particular times one finds oneself in, loves and is loved, and is engaged in something one considers meaningful that is greater than mere self-enhancement. 

Упрощая, счастье—это такой контекст жизни, в котором ты чувствуешь себя соединенным с другими; такое особенное время, в котором ты находишь себя, ты любишь и любим, и вовлечен во что-то значимое, большее чем просто обогащение себя. 

Я подумала про свой жизненный контекст: я подумала про два часа в машине по дороге на работу и с работой же связанный стресс; про цены на жилье в Лос Анжелесе, которые снятся мне в кошмарах; про физическую усталость в костях, которую я ношу в себе последние месяцы и все не могу стряхнуть; про то, что я ничего толком не написала за последние несколько месяцев, а может даже лет; про то, что мое тело начинает вести себя по новым законам и не дает мне времени на адаптацию; про семь тысяч незаконченных дел, которые я ношу в своих клетках каждый день…

Я вспомнила все это и много чего еще, и поняла, что период, который я сейчас проживаю, можно назвать счастьем.

+++

То есть: конечно. Нельзя зазнаваться, нельзя никогда ничего принимать как должное. Нужно быть благодарным. Мой жизненный контекст получает от меня отметку приемлемый—bearable. Его делает приемлемым маэстро Ви. Погода и Калифорния. Мы не умираем с голоду, у нас есть кондиционер, и мы оба построили свою жизнь так, чтобы у нас были куски времени на «свое»–я боюсь пока использовать такие слова как «творчество» или искусство—скажем так, Ви на музыку и гитару, я на письмо.

View Post

Follow:

Дудл-арт: дневники писателя/Doodle-art: Writer’s Mind

Дудл-арт: дневники писателя/Doodle-art: Writer’s Mind
Follow:
Листочки, цветные карандаши, сканнер

Вместо предисловия

То, что я пишу сейчас здесь, я начинала писать больше сотни раз. Откуда я знаю, что сейчас будет по-другому?

В книге “Дзен в искусстве стрельбы из лука” Ойген Херригель пишет, что мастер может поделиться с учеником только тем знанием, который ученик готов принять в тот момент.

Я не мастер, но я пишу тебе, которая готова. Каким бы ветром судьбы не занесло тебя сюда и в какой бы момент жизни не застало тебя мое знание, бери все, что можешь унести.

*
Вот тебе мой первый писательский prompt, такая затравочка:

Если это будет последнее, что ты напишешь, что ты напишешь?

Если это будет последнее, что я напишу, что я напишу?

Zen in the art of archery

Follow: